Сегодня год со дня крушения самолёта Ан-148

Орск помнит. Орск скорбит

11.02.2019 / 08:00 6689 9

11 февраля 2018 года. Жительница Новотроицка Ольга Момзикова дома ждёт приезда своей дочки — Кристины. Вкусный ужин, тёплая атмосфера, предвкушение долгожданной встречи и желание обнять родного человека — хочется поставить паузу на этом счастливом моменте. 
 

 
А это, на фото — Женя Ливанов. За некоторое время до 11 февраля 2018 года на конюшне у своих родителей он помогает в съёмочном процессе журналистам из «Орск.Дети». И здесь тоже — поставим паузу...
 

 
Остановить, а еще лучше вернуть время — так легко это сделать на видеозаписи. Правда, волшебной кнопки в жизни нет. И в реальности на этих счастливых моментах паузу никак не поставить...
 
 
11 февраля 2018 года и Ольга Момзикова, и мама Жени Ливанова так и не дождались встречи со своими родными. Доставить их в Орск должен был самолёт Ан-148 компании «Саратовские авиалинии». Авиалайнер вылетел из Москвы, на его борту находились 71 человек, в том числе — 3 детей. Буквально через несколько минут после взлёта в Раменском районе самолёт разбился. Тем временем в орский аэропорт приехали родные пассажиров — с цветами, шариками, и просто желанием обнять родного человека. Они ещë не знали о случившемся. Информация о трагедии подтвердили не сразу. Все ждали, что им сообщат — это ошибка, просто Ан-148 пропал с радаров. Но таких слов, к сожалению, никто не услышал.
 
 
Маленький провинциальный Орск просто замер. Эта новость стала шоком для всех. На улицах города было тихо как никогда. 12 февраля в Оренбургской области объявили днем траура. Люди несли цветы, фото погибших, игрушки и свечи к стихийным мемориалам.
 
 
Тем временем родные не могли понять — действительно ли все, что случилось, правда... Всё то, что происходило дальше — набор механических действий. Сборы генетических данных, поисковые работы на месте крушения, расшифровка чёрных ящиков, появление версий случившегося, иски, разбирательства... Не обошлось и без скандалов. Так, спустя 2 месяца после трагедии, когда официально всем сообщили о завершении поисковых работ на месте крушения самолета, дочь погибшей Татьяны Синицыной Юлия Синицына обнаружила там части тел, обломки самолёта и личные вещи жертв авиакатастрофы.
 
 
Тем временем, пока шли все стандартные процедуры, родные жертв авиакатастрофы ждали одного — возможности похоронить своих родных. А ждать им пришлось долгих 9 месяцев — именно столько шла генетическая экспертиза. Сроки каждый раз переносили и переносили, и в конце концов некоторые семьи отказались дожидаться завершения процедуры. Начались первые похороны. За ними — ещё и ещё.
 
 
Когда экспертиза была завершена, специалисты озвучили страшные цифры: более 16 000 фрагментов тел, около 5000 обломков самолёта на 30-ти гектарах площади. Всех волновал и волнует до сих пор главный вопрос — почему упал самолет и кто виновен в том, что 71 человека не стало в один миг? Межгосударственный авиационный комитет заявил — самолёт упал из-за неверных данных скорости полета. Если говорить кратко — по этой версии, пилоты не включили обогрев датчиков  определения скорости, из-за этого показания приборов сильно отличались, что и привело к катастрофе. Правда, данную версию не приняли родные пилота Ан-148 и «Саратовские авиалинии» — по их словам, пилоты были настоящими профессионалами. Чуть позже Следственный комитет России версию Межгосударственного авиационного комитета подтвердил. Однако это — предварительная информация, следствие еще не закончено.
 
 
Ольга Момзикова, мама погибшей 23-летней Кристины Момзиковой, в интервью телеканалу «Евразия» призналась — день трагедии у неё продолжается постоянно. В самолёте летела её единственная дочь.
 
 
Татьяна Ливанова ждала в орском аэропорту мужа и сына, встретить и обнять родных людей ей так и не пришлось. Также в Ан-148 летели Владимир и Александр Норматовичи — отец и сын, оба работали на ОНОСе. Возвращался домой тем же рейсом 11-классник Илья Полетаев — мальчик планировал поступить в университет в Москве, он хотел стать юристом, чтобы помогать людям. Не добралась до родного города и Ульяна Сон — 27-летняя орчанка, которая после школы уехала в Москву, где отучилась и работала. Она увлекалась музыкой, и незадолго до трагедии девушка написала свою последнюю песню.
 
 
 
Мамы, папы, отцы и дети — как-то так подобралось, что на том злополучном рейсе Москва — Орск собрались умные, талантливые и добрые люди. Ровно год, как их с нами нет. Нам всем их не хватает ...
 

Служба информации Orsk.ru.

Модуль комментирования материалов сайтов hypercomments.com не является частью сайта Orsk.Ru, а является сторонним сервисом. Мнение редакции может не совпадать с мнением комментаторов.
Правила комментирования портала
Оставляя комментарий, вы соглашаетесь с правилами комментирования портала Комментарии на сайтах Orsk.ru, ntsk.ru, gts.tv, orki.ru, 1743.ru предоставлены hypercomments.com. При размещении комментария убедительно просим не распространять ни свои ни чьи либо персональные данные, а при их размещении ознакомиться с политикой конфиденциальности сервиса hypercomments.com, поскольку обработка персональных данных осуществляется сервисом hypercomments.com самостоятельно.


comments powered by HyperComments
Подписывайся на ORSK.RU в мессенджерах
Последние новости